01.01.2001

ЛЮБВИ МНОГО НЕ БЫВАЕТ

Меньше всего хотелось написать женскую историю в духе Оксаны Пушкиной. Алена и Саша Буйновы — не ее герои. Она — умная, жесткая, властная, никогда не мечтала о мифическом принцена белом коне. «Я всегда знала о себе, что мне неинтересно готовить борщ» — говорит она. Она и не готовила ему борщ и даже не стирала носки. И это никак не отражалось на ее отношениях с высоким артистом и мужчиной. — Если бы меня попросили в двух словах охарактеризовать Буйнова, я бы выбрала эти два слова «Артист» и «Мужчина». Артист во всех своих проявлениях. Мужчина, которым я живу. «Как это у них получается? Где у них кнопка?» — вопрос, которым мучаются уже не первый год деятели нашего шоу-бизнеса. И поднимают тосты на банкетах за непостижимо прочное сексуальное влечение этой пары. Кто-то из композиторов однажды сказал, что Буйнову и его жене стоит присвоить звание «за самую долгую сексуальную жизнь в искусстве». Они вызывают зависть. Потому что ни за какие деньги не купишь то, чем Буйнов и «красавица-жена», как спел он однажды, владеют и дорожат уже пятнадцать лет. Когда она говорит о нем, она всегда загадочно улыбается. Нет ни одного интервью, где он не вспомнил бы о своем Аленчике — продюсере, невесте и жене.

Невеста: Он загипнотизировал меня своими пальцами Пятнадцать лет назад,1 января, Алена сидела дома, телефон разрывался, а настроение было 0 градусов. — Все друзья из моей бывшей жизни делали все, чтобы помирить меня с мужем. С первым мужем. Врач-стоматолог — умный, богатый, любящий — казался всем отличной партией. А я, видимо, идиоткой, эту блестящую «партию» отвергнувшей. В этот вечер нас решили помирить бесповоротно — воссоздать советскую семью. Я была категорически против. Почему? Просто я его не любила. С другой стороны подружки щебетали в трубку про ах, какой концерт «Веселых ребят» в Лужниках. «Вот как раз «Веселых ребят» мне сейчас и не хватает», — ухмылялась я. Спасибо моей покойной маме, которая, наблюдая за всей этой телефонной каруселью, сказала: «Ален, ты так некрасиво себя ведешь!. Такое впечатление, что все должны тебя уговаривать. Ну сходи на «Веселых ребят» хотя бы». И я пошла на «ребят». Все лучше, чем мириться с мужем. Перед концертом подружки пошли за кулисы к «ребятам», познакомились со всеми, кроме одного. Когда Алена выходила из гримерной, она столкнулась с Буйновым… — В эту секунду произошло то, что продолжается пятнадцать лет и дай бог, чтобы не закончилось никогда. Я не знаю, что это было и как это называется. Хотите — назовите любовью, хотите — громом среди ясного неба. Знаю только, что у меня впервые в жизни было такое состояние. Я поняла, что если он сейчас возьмет меня за руку и поведет куда-то или скажет что-то — я буду делать все, что он скажет. У меня с моим своенравным характером такого не было никогда. Я всегда делала только то, что я хочу. Я удивилась. В первую очередь, себе. А он произнес фразу, которая уже стала хрестоматийной: «Если бы я знал, что встречу свою любимую женщину — я бы побрился». Шел концерт, они пели. Кажется, «Тетю» или «Бродячих артистов». Она никакого концерта не помнит. — Я видела только Буйнова. Его пальцы, которые загипнотизировали меня сразу. Настоящие мужские руки и вместе с тем очень красивые, длинные пальцы пианиста. Они меня гипнотизируют до сих пор. Когда мы ругаемся, стоит ему дотронуться до меня своими руками… как правило мы миримся с этого момента. Вечером они поехали вместе ужинать и с этого вечера началась страсть, с которой невозможно было бороться, которую бесполезно было прятать или скрывать. Три недели свиданий каждый день. Им повезло, у «Веселых ребят» был репетиционный период и они торчали на базе в Москве. А своенравная девушка с далеко неангельским характером приезжала на базу «Веселых ребят» и смирно ждала, когда закончится репетиция. — Меня как будто подменили. Когда я пришла домой и сказала «Я влюбилась!», мама посмотрела на меня, вздохнула и сказала: «Ты, кроме себя, никого не любишь. Ну влюбилась, подумаешь, переживем и это». Никто из домашних не воспринял мои слова серьезно. Каждый вечер они вдвоем удирали с репетиций, чтобы вместе бродить по городу, целоваться в машине, просиживать дотемна в кафешках и ресторанах. А потом… ему надо было идти домой. Где ждала жена и четырнадцатилетняя дочь Юля. — Было очень сложно. Несмотря на то, что я знала, что никаких отношений с женой давно уже нет, я не могла его отпускать к другой женщине. Я вообще не хотела ни с кем его делить. И понимала, что ему тоже очень тяжело . Однажды на Ленинском проспекте мы здорово поругались в машине. Я сказала: «Выходи! Видеть тебя больше не хочу!». И он вышел… Я отъехала и у меня началась просто истерика, я подумала, что могу никогда больше его не увидеть. Слезы застилали глаза. Ничего не могла с собой сделать: объехала круг и вернулась. А он… стоял на том же месте, где мы расстались. Когда сел в машину, он сказал: «Я понял, что если уйду, то больше тебя никогда не увижу». Вот это был тот самый переломный момент. Мы поняли, то нужно жить вместе, потому что по отдельности уже не получится. Улица Куусинена, дом 19. Они год снимали квартиру в этом доме. Если сейчас Буйнов проезжает на машине по этой улице, он обязательно звонит жене: «Ты знаешь, где я? На Куусинена. И у меня защемило сердце». У нее — та же история. — Из этой квартиры он уезжал на гастроли, а я оставалась. К нам часто приходили друзья, которые быстро уходили, а мы чувствовали, что вдвоем нам лучше, чем с самыми хорошими друзьями. многие им очень мешали. Людям из бывшей жизни — как Саша и Алена их называют — казалось глупостью ее расставание с престижным мужем, его уход из семьи… Мол, чудаки-люди! Зачем же ломать уже обустроенный быт и комфорт? Любили бы себе друг друга в свободное от семей и работы время. Буйнов и Алена не собирались ничего никому объяснять или доказывать. Через год с небольшим они оформили разводы со своими «половинами» и поженились. Оба говорят, что это пришло само по себе. Он страшно боялся, что вдруг однажды они поругаются и она уйдет. А она… она просто жила им. Впервые в жизни осознав, что можно жить для кого-то, а не для себя. Однажды она поняла, что должна обязательно поехать к нему на гастроли. В Оренбург. Но в то время очень сложно было вот так — взять и уехать. Отпроситься с работы, получить отгулы или дни от отпуска — нереально. Интурист — учреждение строгое и престижное. И она пришла в больницу к знакомому врачу. За справкой. Врач выслушала и предупредила: «Ты догадываешься, чем рискуешь? Если эта история всплывет — выкинут к чертовой матери с работы и тебя, и меня. Кажется, игра не стоит свеч». «Стоит», — уперто ответила Алена. Когда она летела в Оренбург, зажатая в самолете между «барышнями» в оренбургских платках и тетками с ведрами соленых огурцов, стало немножко страшно. «А стоило ли?» — вспомнила она. «Да, да! Конечно, стоило!» — кричала она про себя, когда на аэродроме бежала в объятия опять небритого и невыспавшегося Буйнова с букетиком фиалок. Фиалки были всегда. Уже в другой квартире на Волоколамке Алена не раз находила эти букетики, то на трюмо, то на подоконнике. Оказалось, Буйнов очаровал продавщицу в палатке «Цветы» рядом с их домом и она всегда оставляла ему эти полевые букетики для жены. Продюсер: Аленчики, записочки и трещинки Он говорит о ней: «С ней здорово, но не просто». Она задумывается: «Жизнь с Буйновым? Труд, конечно, но очень приятный!». Они как два крутые откосы у реки, оба сложные, оба — с характером. Банальное перемирие вроде «Ну, извини, был не прав!» — не уровень Буйновых. Скорее Пугачева завяжет со сценой, чем Алена или Саша скажут друг другу «Я был не прав!» У них есть другие средства. Помните про руки, «которыми он до меня дотронется»? Это — первое. Второй вариант может быть таким. Алена просыпается около двенадцати, Саши нет. Она идет в ванную. Там, на полочке находит записку «Аленчик, я тебя люблю!». Идет на кухню за кофе, около кофеварки ее ждет «Мой любимый Аленчик». Когда в пудренице она обнаруживает следующего «Аленчика» (о! он за пятнадцать лет наизусть выучил ее утренний маршрут!»), раздается звонок. «Ты читала мои записочки? Так вот — это правда!». Можно на него после этого обижаться? Она уходила от него. Один раз. К подружке. Продержалась один день. На следующий Буйнов, подговорив подлую подружку, потихонечку приехал в квартиру, нарядившись сразу в несколько костюмов разных расцветок. Он зашел в комнату — Алена расхохоталась. У подружки они больше не задерживались. Алена не любит сниматься. Никогда не мелькает в светских хрониках. Не получает «Оваций», хотя несколько очень видных деятелей шоу-биза хором меня заверяли: «Все национальные премии в этой стране можно отдать Лене Буйновой. Она — продюсер №1». Зная Буйнова лучше кого бы то ни было, она не понимает, как можно его не любить: «Не любить его могут только люди, которые не доросли до него. Или люди без извилин». Это она увела его из «Веселых ребят», где ему было тесно и порой скучно, где он не мог реализоваться как «сам по себе артист»- без «гарнира». Это она заметила, что его музыкантский дар и чутье «вырастают», «торчат» из советского ВИА, пусть и очень популярного. Руководитель «Веселых ребят» Слободкин, наверное, и по сей день считает, что «эта женщина развалила хорошую команду». Просто она поверила в него как в Александра Буйнова. Как жена и как зритель в седьмом ряду. А он заставил в это поверить нас. Она променяла свой эгоизм не на борщи с картошкой, а на служение любимому артисту и обожаемому мужчине.

— Он играет с тобой в жизни?

— Играет.

— А ты?

— Мне это нравится.

— Чем ты считаешь вашу встречу: подарком судьбы, божественным провидением или случайностью?

— Я думаю, что это судьба. Что по другому быть не могло. Иначе у меня не было бы настоящей жизни.

— Ты относишь себя к тому типу женщин, которые уверены, что «любить по-русски» — значит открывать всю себя, без остатка? Или считаешь, что мужа не стоит посвящать в женские тайны?

— До Буйнова я была сторонницей последнего мнения. С ним у меня нет никаких тайн. Потому что с тайны начинается вранье. Мы не можем друг другу врать. Мы переплелись как нервные окончания. И даже если ругаемся, веришь, не остается никакого осадка, ни одной трещинки… О трещинках. Алена рассказала мне еще одну историю про их перемирие после ссоры. Когда она — грустная, злющая — поднялась в квартиру, позвонила и дверь ей открыл… жених-Буйнов. В свадебном костюме и с букетиком фиалок. «Девушка! Можно сделать вам предложение?»

P.S. Тс-с! Все их ссоры заканчиваются в спальне.

Источник: Шоу-бизнес, №1