27.02.2007

АЛЕКСАНДР БУЙНОВ: «ЛЮБЛЮ СПАТЬ С ЛЮБИМОЙ ЖЕНЩИНОЙ В ОДНОЙ ПОСТЕЛИ»

Народный депутат и известный музыкант Ян Табачник осуществляет новый глобальный проект. В своей телевизионной программе «Честь имею пригласить» он беседует с выдающимися деятелями искусства, политиками и другими знаменитостями. Вы можете увидеть это на телевизионных экранах, а прочитать — на страницах «СН».

Как же он не похож на женоподобных визжащих мальчиков (а, может, все-таки девочек?), заполонивших ныне нашу эстраду и теле-радиоэфиры! Мужественен, статен, элегантен, эстетичен, харизматичен… Да красив, черт возьми, потому что — настоящий мужик! С нормальной ориентацией, голосом, манерами. К тому же — не без способностей. Певец, музыкант, композитор… И фамилия у него звучная — Буйнов! Александр Буйнов. Как же, как же, помним еще его «Тетю»! А самые верные поклонники, коих миллионы — его соло в знаменитых «Веселых ребятах»: «Люди встречаются, люди влюбляются, женятся…» Кажется, как давно это было, а он все такой же — подтянутый (в смысле фигуры, а не пресловутой «пластики»), веселый и невероятно общительный. Именно таким вы его увидите и услышите в программе Яна Табачника «Честь имею пригласить» 3 марта на канале НТН.

— Саша, я один из твоих ярых поклонников, о чем всегда тебе с удовольствием говорил. А потому, казалось, знаю о тебе буквально все. Но совсем недавно вдруг услышал, что в свободное время, вместо того чтобы заниматься всякими крутыми делами, как все сейчас занимаются, ты предпочитаешь читать Бунина, играть на рояле Скрябина…

— С твоих слов получается, что в свободное время я читаю Бунина, тупо одну книжку и играю Скрябина, тупо один этюд…

— Ну почему, я например, тоже очень люблю перечитывать любимых авторов, причем именно Бунина.

— Могу отметить только одно — перечитать книгу всегда полезно. Вот сейчас у меня под тумбочкой книга другого «нормального пацана» — Булгакова. Его «Мастер и Маргарита». Затертый роман. Не первый раз его читаю и, надеюсь, не последний. Потому что «проглотить» его в возрасте полового созревания, извините за выражение, — это одно. В тридцать — другое, а в нашем с тобой возрасте — третье. Это безумно интересно. Мысли совершенно другие приходят в голову. Мы ведь мудрее. Надеюсь.

— Ну ты же сам сказал, что сначала у нас идет половое созревание, потом творческое…

— А потом начинается половое бессилие …Но до этого мы еще не дожили.

— Вспоминаю твою молодость, очень насыщенную творчески. Ведь ты работал с уникальными людьми, в прекрасных коллективах — «Аракс», «Цветы», «Веселые ребята». Это корифеи нашего вокально-инструментального искусства. Знаю, что «Биттлз» — твои кумиры, и ты о них много знаешь и много говоришь. И ты очень многое взял у них. У тебя колоссальная энергетика. Скажи, ты не устал? Ведь не автомат же!?

— Автомат не автомат, но, наверное, все зависит от самого человека. И даже не от его способностей, а оттого, кто его родил.

— Твой отец, известно, был летчиком…

— Да, а мама Клавдия Михайловна Косова окончила консерваторию, дружила с легендарной летчицей Мариной Расковой и ее мамой. Все мы, четверо братьев, ходили в музыкальную школу. Мама считала делом жизни дать детям музыкальное образование. Это может показаться странным, но сейчас я понимаю великий смысл подобного ее энтузиазма. Правда, братья, будучи профессиональными музыкантами, избрали другой путь в жизни, но остались верны фамилии — все мы буйные, когда идем к цели…

— Ты считаешь, что Буйнов все-таки от слова «буйный»?

— Или от слова «буйвол». Корова-мужик. Жеребец. Может, и от этого пошло. Во всяком случае во мне есть такой мужской драйв. Все мои предки по отцу были кузнецами. В этом тоже что-то есть.

— Думаю, в жизни тебе повезло. Встретиться в свое время с Александром Градским, Давидом Тухмановым, Юрием Саульским, с Пашей Слободкиным. Ты вспоминаешь те времена с удовольствием?

— Здорово, что ты напомнил о временах ВИА — вокально-инструментальных ансамблей. Люди выходили на сцену — играли и пели. Сейчас таких нет. Есть группы. В лучшем случае это музыканты — хорошие или плохие. Чаще, кстати, плохие. И солист — девчонка или парень. Ни одной ноты чисто спеть не могут…

— Ну, они так запрограммированы.

— Увы. Мы же были запрограммированы, но по-другому. Все ребята должны были петь, вплоть до барабанщика. Но в первую очередь играть! В моей трудовой книжке так и записано — «инструменталист», то есть музыкант. Пианист. И я этим горжусь.

— Но ты же мечтал стать летчиком, насколько я знаю. В детстве.

— А ты не мечтал?

— Представь, кем-кем, а летчиком или космонавтом никогда стать не мечтал. Я и по сей день летаю с опаской…

— Время нашего детства было таким — мечталось о романтических профессиях: моряк, летчик, космонавт… Но я безумно рад, что остался на земле. Что в душе остался музыкантом.

— Хорошо, а в личной жизни ты счастливый человек? Я, например, прежде чем найти то, что искал, пережил два развода…

— Класс! Оказывается у нас с Яном Табачником одинаковое количество разводов. И, наверное, третий брак самый счастливый?

— Бог любит троицу.

— А мы любим женщин…

— Хотя, если честно, я — не сахар. Со мной тяжело.

— Со мной тоже.

— А почему? Потому что ты любишь музыку, любишь перечитывать Булгакова?

— Я люблю спать в одной кровати с любимой женщиной.

— Очень хорошо. Я тоже люблю.

— А вот женщина не всегда любит спать в одной кровати с мужчиной. Даже если его любит. Я знаю мужиков — и украинских, и наших, российских, у которых есть замки. В замке здорово так спать. Она — в одном крыле, а он — в другом. Есть один анекдот в тему. Все знают: «Графиня, где вы?»

— Ну, расскажи, или он пошлый?

— Нет, не пошлый. Но, понимаешь, без одного словечка…Он будет пресным.

— Ну давай со словечком.

— Просыпается граф. Начинает искать свою жену (она же в другом крыле почивает). Встречает уборщицу и спрашивает: «А где моя жена?» Та отвечает: «В другом крыле». Граф оглянулся — нет никого, и ее поимел. Потом встретил повариху — и ее поимел. Потом садовника, короче, поимел всю прислугу в замке. Выходит в сад, и видит на пруду графиню. И говорит: «Графиня, как же я заеб…ся вас искать!».

— Слава Богу, мы не графского рода… Тем не менее ходят легенды, что ты живешь тоже в не слабом доме, и там полно всякой живности. Львы, леопарды, пумы, а ты среди всей этой экзотики чуть ли не Миклухо Маклай. Понятно, что ты, как человек занятой, этим хозяйством не занимаешься. А потому все это ложится на плечи твоей супруги. Женщины, которая полюбила тебя, прежде всего как артиста…

— Живности особой нет. Есть две собаки. Одна на улице даже в минус сорок остается. Другая — в доме. Та, которая в доме, — подарок Аллы Пугачевой. Великолепный подарок, скажу. Это та самая собачка, которая в фильме «Маска» снималась. Веселая такая. Собака-пуля. Бегает по потолку, потом на шею… Это собака, которая дарит настроение. А что касается того, что жена, мол, влюбилась в меня, как в артиста — не согласен на сто процентов. С чего началась наша история? Алена увидела фотографию, где на крупном плане были мои руки…

— А ниже текстовка: «Солист «Веселых ребят» Александр Буйнов…

— Ничего подобного! Она тогда понятия не имела, кто я такой. Ей мои руки понравились… Понимаешь, Ян, женщины очень сложные существа, в отличие от нас, мужиков. У нас одна извилина, а у них множество. И они могут влюбиться в руки, в пальцы, в нос…

— В деньги…

— Само собой… Много-много чего, во что они могут влюбиться. Моя Алена влюбилась в руки, а не в лицо, и не в мужика. Ведь еще было неизвестно, кто я и как. Я мурыжил ее очень долго — две недели. А она к этому не привыкла. Она же из нового поколения. Поэтому она потом призналась: «Не понимаю, почему ты за две недели меня никуда не уложил?»…

— Сколько лет вы вместе?

— Двадцать один год. И знаешь, это лучшие годы… Скажу банальность, но это правда, главное в семейной жизни — взаимопонимание. Вот буквально вчера мы смотрели с женой фильм, который я знаю от и до. Там, по истории, муж и жена после полутора лет непонятных отношений вновь встречаются. Он заталкивает ее в автомашину, которая… полна цветов. Жена отбивается, и в это время…Знаешь, что происходит? Я сижу перед экраном, а моя Алена сзади. Чувствую, накатывает. Глаза на мокром месте… Знаю ведь фильм и помню, как вместе с Аленой первый раз вместе плакали над этой сценой… И чувствую, спиной чувствую — она снова плачет… Как и я. Даже неловко как-то друг перед другом… Конечно, перед отлетом в Киев мы с ней поссорились. У меня так всегда бывает. Найдется повод любой. Короче, полный развод! Сегодня ей позвонил и сказал: «Знаешь, что для меня главное в наших отношениях?» Она, как обычно, холодна со мной, в роль вошла. Женщины любят поиграть: «Чего звонишь?» Я ей и говорю: «Для меня главное не то, из-за чего ссора состоялась в семь утра. Клянусь, я даже не помню, о чем был разговор… Для меня главное, что вечером прошлого дня мы с тобой плакали над одним кадром».

— Саша, скажи мне, ты прожил жизнь на эстраде, жизнь большого артиста. Ты работал в самых популярных коллективах Советского Союза. Ты себя считаешь счастливым человеком? Или чего-то еще недобрал.

— Вот мы с тобой беседуем, и в этом есть мой кайф, и в этом мое счастье. И вообще, я не работаю — я кайфую… Но в то же время не могу сказать что всего достиг и что я счастливый человек. Мол, дайте мне цианистый калий, потому что у меня все есть и мне надоело жить. Нет. Я живу с вечным ощущением пацана, оно во мне остается. Оно мне помогает, наверное, ощущать полнокровно эту жизнь. Я не оглядываюсь назад. Но мне приятно вспомнить… Ведь ностальгия свойственна любому славянскому человеку. Поскольку только мы, наверное, умеем переживать то, что было когда-то. И наши души и сердца никогда не поймут там, чуть-чуть на Западе. Не поймут никогда. Независимо от национальности. Мы интернационалисты. И мы это передаем своим детям и внукам. Кстати, у меня год назад родился внук. Его зовут Александр Буйнов.

— Поздравляю от души. От себя, от всех телезрителей благодарю тебя за то, что ты есть. И за то, что у меня есть такой друг — настоящий певец, мужик Саша Буйнов.

Источник: Столичные новости (Украина)