16.04.2006

АЛЕКСАНДР БУЙНОВ: ЛЮБЛЮ ГУБИТЕЛЬНО-КРАСИВЫХ ЖЕНЩИН

Мачо? Дамский угодник?.. Именно такой сценический образ творит на публике певец Александр Буйнов. Он элегантен, эстетичен, классически красив… Взыскующие мужской харизмы фемины всех возрастов, кажется, должны истекать «томленьем упованья», видя его по-мужски сдержанные «па» и «кульбиты», не в пример женоподобным поющим мальчуганам, вся плоть которых откровенно вопиет о восторгах запретной, воспетой древними греками «мужской любви».

«Любите ли вы Александра Буйнова?» — обратилась я по дороге на интервью к девчонке с косами, к даме «бальзаковских лет», к старушке – вечной бдительнице телевизионных «песен о главном».

Представьте, все трое ответили на вопрос сначала долгой паузой, затем глазами, устремленными к небесам, а затем уверенным… «да!»

— За что вы его так «многозначительно» любите?

— Да потому что он изыскан, по-настоящему элегантен, а самое главное – великолепно поет!
Нет в нем пошлой «сексуальности», он настоящий образец эстрадного артиста!
Он поет и этим приносит радость окружающим.
Но было и другое мнение.

— Понимаешь, он меня «не вставляет»! – сказала мне красотка в расцвете лет.

— Почему же?

— Потому что я вижу, что я ему не нужна ни при каком раскладе, что он всецело и безраздельно принадлежит другой женщине, своей жене, и никакой инцест с ним невозможен!

— Помилуй бог, какой инцест? Ты, видимо, имела в виду слово «адюльтер»?

— Ну да, и адюльтер тоже, — не моргнув глазом отвечала девица.

— Твое мнение, Саша, почему так?

— Наверное, действительно так… Ха-ха… что-то придется с этим делать

— А вот и не совсем так! Мой доморощенный опрос нерепрезентативен. На твоем форуме в Интернете масса девиц и женщин шлют восторженные оды твоему таланту, признания в любви до гроба… Причем женщины всех возрастов и профессий, среди них, по-моему, есть даже стоматолог… Остап Бендер позавидовал бы…

— Действительно, некоторые не ограничиваются единственным письмом. Шлют целые «циклы». Есть даже девочка, которая просит: «Можно я буду писать, а вам совсем необязательно мне отвечать?»

— Читала, все читала, но ты-то сам, как считаешь, соответствуешь громкому имени «мачо», чей образ несешь своими песнями в массы?

— Если мачо, как бабник или донжуан, то нет. У меня были романы, трижды женат, но никогда не встречался одновременно с двумя женщинами. Я романтик, дарил цветы, учтиво ухаживал, назначал свидания…

— Современные леди, как я могу судить, жаждут брутальности, их катанием на лодке при луне, как говорится, не проймешь. Хорошо, ты романтик, утонченный интеллигент, но ты еще и артист. Шоу требует имиджа «самца» без страха и упрека с восьмизарядным кольтом за поясом, Фрэнк Синатра нравился всем – и женщинам и мужчинам, а в жизни, если верить мемуарам, «уважал» только покер. Неужели тебе, артисту, трудно «давать» на сцене отвязного самца, коварного соблазнителя?

— Не думаю, что подобная перековка «орала» на «меч» что-то изменила бы. Есть ведь и Джо Дассен, который интеллигентен, сдержан, а женщины до сих пор от него без ума. У каждого артиста – своя аудитория, свои поклонницы. Но обещаю подумать над вашим предложением…

— Ничего, что я на «ты» и просто «Саша»?

— Нет проблем. И я вас буду, если позволите, называть по имени. Недавно пришлось в неформальной обстановке общаться с Любовью Слиской, так у меня язык не повернулся обращаться к ней по имени-отчеству. Она современная красивая, адекватная женщина. Мне кажется, «имя-отчество» такую женщину просто бы обидело

— Саша, от тебя такая энергетика… Та девчонка, которую «не вставляет», просто ничего не смыслит в сексе, или, может быть, я тебе понравилась как женщина?.. Хотя вряд ли, возрастной предел женской сексапильности я, увы, преодолела…

— Вовсе нет. Мне всегда нравились женщины-ровесницы или даже постарше. Я с детства тянулся к женщинам постарше, меня окружали дамы еще той, довоенной, а может быть, дореволюционной закваски. Утонченные лица, декадентски-изломанные руки, пальцы в кольцах, длинная папироса в зубах… Такой была моя учительница в Мерзляковской музыкальной школе Татьяна Корнильевна Брянцева. Фамилия-то как звучит, а?.. Колокольным звоном! Жила она на улице Чайковского. А как она играла на рояле Шуберта, Шумана, Грига!.. Я всех этих «старорежимных» губительно-красивых женщин еще в детстве успел «захватить» Мальчишкой восторгался ими, а они и не подозревали… Навечно в памяти длинные тонкие пальцы, пахнущие, наверное, как поет Вертинский, ладаном… С точеной фигурой девушки моя старая учительница музыки, сохранившая притягательность даже в преклонном возрасте… Вечная ей память… Мадам учила меня не только играть на фортепиано, но и хорошим манерам, правильной речи, чувству красоты. «Никогда не садись на краешек стула! – говорила она. – Садись на стул, как если бы это было кресло. Будь естественен и элегантен»… Это была воистину ШКОЛА. До сих пор раздражает повсеместно употребляемое слово «присаживайтесь». Присесть – это присесть, то есть согнуть ноги в коленях под острым углом.

— У тебя стиль речи, манеры, весь дух – коренного москвича. Не трудно жить, когда «посадский люд», по сути, вытеснил из привычной среды обитания интеллигентных, застенчивых москвичей, которым с молоком матери прививалось: не обижай ближнего, помоги страдальцу? Как тебе живется, Саша, в городе, где то и дело слышится: «Понаехали тут всякие!»

— Я родился в центре Москвы на Большой Тишинской улице в обычной коммуналке. Моя мама Клавдия Михайловна Косова дружила с летчицей Мариной Расковой и ее мамой. Все мы, четверо братьев, ходили в музыкальную школу. Мама считала делом жизни дать детям музыкальное образование. Это могло показаться странным – сейчас я понимаю великий смысл подобного ее энтузиазма…
Соседей по квартире тоже вспоминаю с теплом. Атмосфера в Москве была, разумеется, другой. Между людьми существовали и симпатии и антипатии, но не было жесткости, хамства, теперешней беспощадности. Но Москва – мегаполис с его сопутствующими изъянами. Учусь смотреть на все философски, а где могу что-то выправить, помочь – делаю. Сам предпочитаю жить не в Москве, а под Москвой.

— У тебя во внешности что-то восточное, а имена родителей чисто русские…

— А я и есть «турецко-подданый», то есть по семейной легенде мой прадед привез из Первой русской войны черкешенку и взял ее в жены. Даже улица в тульском селе, на которой до сих пор стоит старая кузница прадеда, называется «Черкесская».

— Верующий?

— Православный. Но с верой не все так просто. Советское пионерское и комсомольское прошлое дали свои результаты. Как говорит мой приятель: «Я совок пропустил через себя». От этого никуда не денешься.

— Ты интеллигентный московский мальчик, с унаследованным от предков «кодексом чести». Как удалось пробиться в нашей шоу-биз-тусовке, где правит бал серо-голубой монстр с купленной московской пропиской, широкими локтями и местечковым говором, где москвичей по пальцам пересчитать? И вообще, не жалеешь о выбранной профессии?

— Но начинал-то я, можно сказать, с детства, с пятнадцати лет. Тогда начинали «Веселые ребята», играл с Градским, Тухмановым, Саульским, работал в группе «АРАКС»… Тогда еще москвичам с их комплексами «неудобно-неприлично» можно было куда-то встроиться. А по поводу выбранной профессии не пожалел ни разу. Эстрада на самом деле – высочайшее искусство, знающее своих корифеев и мастеров. Я ведь еще ГИТИС закончил, режиссерский факультет. Очень это сейчас помогает при записи клипов, постановке кадра.

— А кто над твоим имиджем работает: то ты блондин, то лысый, то жгучий брюнет?..

— Плод усилий жены Алены – моего продюсера и главного стилиста. Мое мнение тоже, разумеется, учитывается.

— Ты что, подкаблучник? Читала в Интернете, когда семейные ссоры бывают, засыпаешь жену письменными мольбами о пощаде?

— Подкаблучник – это когда надуется и ждет, когда вторая половина его пощадит. А я просто веселый, добрый, снисходительный к женским слабостям. Считаю, что в этом, наоборот, сила. И потом, я свою жену очень люблю и ценю. Знаю за ней маленькие капризы, женские слабости и отношусь к ним как к слабостям. Прощаю. Мы быстро миримся, не остается осадка, перемирие заканчивается ночью любви.

— Нет, ты все же дамский угодник!

— Я – дамский почитатель, ибо считаю, что ничего прекраснее женщины, ни внешне, ни духовно, Бог не создал. Этому величайшему творению я поклоняюсь с детства.

— Ты очень чистый человек.

— Слишком обожествлять себя не считаю возможным, но стараюсь не размениваться на ерунду. Это с детства. Оно коренится в сознании, подсознании, в сердце, и чувствах… Вспомнил урок: Татьяна Корнильевна Брянцева однажды увидела на моем пиджаке вечного спутника советских коммуналок – клопа. И своим тонким пальчиком небрежно смахнула его, мимоходом заметив: «В метро, наверняка, подцепил!» Ах, какая была женщина – дворянка до мозга костей. Кстати, моя жена Алена тоже высоко ценит красивых, стильных женщин. Часто говорит мне: «Смотри, какая идет!» Я едва успеваю оглянуться. Она, как и я, дамский эстет, при этом вполне неравнодушна к мужчинам.

— Алена ведь в прошлом косметолог?

— О да! Мне повезло.

— Иначе бы ты так классно не выглядел?

— Абсолютно верно. Она вот уже десять лет блюдет чистоту моего лица. В ванной у меня стоят баночки с кремом для утра, для шеи и для вечера, каждая – на определенном месте. Их очередность нарушать нельзя.

— Ты вот дифирамбы пел женщинам «элегантного» возраста. Но неужели пожилая, хоть и ухоженная, женщина способна сексуально соблазнить мужчину? Все равно ведь и кожа не та, и фигура с наплывами, подагра, целлюлит?.. То ли дело юные красавицы с упругим станом?

— Я, видимо, еще не дошел до ступени, когда подавай только молодую, желательно до восемнадцати лет. Это, говорят, признак старости. Красота женщины для меня не только и не столько в идеальных лице и фигуре, а в изюминке. Сегодня мне предстоит принять участие в Конкурсе красоты, и я – председатель жюри. Не представляю, как буду оценивать «формы». Наверное, предоставлю это делать другим – большим специалистам в данном вопросе.

— Жена, однако, у тебя красавица: греческий профиль, миндалевидные глаза…

— Алена – действительно тип классической красоты. Это даже не мои слова. Однажды она услышала разговор двух женщин. Одна говорит другой: «Смотри, какая у девушки античная красота!»

— Короче, лукавил, когда говорил, что не в женской красоте мужское счастье… Ладно. Твоя красавица Алена расхаживает в вашем роскошном доме, о котором написаны прямо-таки «тома» в Интернете…

— Дом действительно хороший, хотя вначале я мечтал всего лишь о «домике в деревне». Хотелось сотворить некое пространство, артефакт, святилище, приспособленное не только для «поесть-поспать», а для комфортной жизни, приема многочисленных друзей, праздников и фейерверков. А я, кстати, тоже реализовал здесь собственную «мечту идиота»! Это сцена-ракушка, наподобие садово-парковых «эстрад» в советских парках культуры. Она подсвечена фонариками. На ней выступают Александр Буйнов, Лариса Долина, Лайма Вайкуле, все, кто захочет. Но… перед тем как принять коктейль, а потом выступить на сцене, потешить публику и себя, наши гости проходят сквозь «зверей»…

— Настоящих?

— Самых что ни на есть. Мы устраиваем в последнее время необычные приемы. Я бы не додумался, это Алена. Заказываем диких зверей как дополнительное развлечение для гостей. Такая псевдодеревенская уличная гулянка. Обычно это происходит на день рождения Алены, девятнадцатого июня. Гости в восторге. Правда, в прошлый день рождения пантера прокусила Алене руку. А в этот раз слониха Машка на ногу наступила. Но все обошлось. Гостей было человек сто пятьдесят, шатер специально построили для этого…

— А плаваете где, кроме своего бассейна?

— Когда где. Но интересней всего мне бывать в Сочи, в Крыму. Я неисправимый романтик. Вот в этом месте пляжа целовался когда-то с подружкой, там был роман с девушкой по имени Надя, в этом кафе выпивали с друзьями… Ностальжи…

— Лично мне, как почитательнице твоего таланта, было бы интересно увидеть тебя на сцене в дуэте с Пугачевой…

— Попали! У меня сейчас как раз предчувствие, что в самое ближайшее время мы с ней сольемся в экстазе!
Pent House присоединяется к многочисленным поздравлениям в связи с недавним днем рождения Александра. Счастья и успехов!

Светлана Оболенская

Источник: Pent House